Оккупация

Материал из Provizorii
Перейти к: навигация, поиск

Оккупация (от лат. occupatio — захват, занятие) в общем случае — занятие вооруженными силами государства не принадлежащей ему территории, не сопровождающееся обретением суверенитета над ней, обычно временное. Оккупацию следует отличать от аннексии, акта присоединения государством всей или части чужой территории в одностороннем порядке.

Надпечатанные почтовые марки британских
оккупационных сил в бывших итальянских
колониях
Триполитания (Ливия) и Эритрея, 1950 год

Содержание

Признаки оккупации

В настоящее время среди авторитетных источников нет консенсуса в определении исчерпывающего перечня значимых критериев, по которым можно было бы однозначно определить соответствие конкретного случая понятию оккупации. Как правило они отмечают следующее:

  • Временность миссии, непостоянный статус — выделяется почти всеми отечественными источниками 1 2 3 4 5 6 (кроме «Толкового словаря русского языка» Ушакова 7), но не зарубежными 8. При этом рамки временности, чёткие критерии её отличия от постоянности в определениях не задаются.
Почтовая марка Третьего Рейха для оккупированных советских территорий
  • Обязательное наличие государства-жертвы, администрации оккупируемой территории как стороны в отношениях — выделяется некоторыми отечественными и зарубежными источниками (Словарь «Война и мир» 2, Глоссарий.ру 3 и др.). Остальные источники ограничиваются менее чёткими формулировками «страна», «народ», «территория», «противник» и т. д.
  • Обязательное нахождение в состоянии войны де-юре или де-факто, насильственный характер вторжения вооружённых сил оккупирующей стороны — выделяется Глоссарием.ру 3 и «Большим юридическим словарём» 6. В то же время ЭСБЕ 4 и БСЭ 5 подразделяют оккупацию на военную и послевоенную, отмечая особость условий пребывания армии оккупирующей страны в каждом случае. Кроме того зарубежные источники усматривают два вида оккупации — неприятельскую, вражескую (англ. belligerent occupation) и невраждебную (англ. non-belligerent occupation) 9 10, либо не упоминают о конфликте сторон вовсе 8, а ЭСБЕ выделяет оккупацию в условиях невоенного времени.
  • Обязательное принятие на себя функций управления, установление своей администрации на оккупированной территории — выделяется небольшой частью источников (БСЭ 5, American Heritage Dictionary 8). Большинство их ограничивается констатацией факта контроля вооружённых сил над оккупированной территорией и\или населением без уточнения, в каких именно формах, на основании чего он должен осуществляться и насколько значимым быть.
Почтовая марка союзников для оккупированной ими в ходе войны османской Фракии, 1919 год
  • Обязательное соответствие нормам международного права — выделяется частью отечественных источников, кроме Глоссария.ру 3, словарей Ожегова 1 и Ушакова 7. В противном случае, отмечается в источниках, оккупация становится одной из форм агрессии и влечёт наступление международно-правовой ответственности для её инициатора.
  • Помимо этого в отдельных случаях выделяются и особые признаки. Например, с точки зрения Dictionary.com можно оккупировать не только чужую, но и собственную территорию 8, а «Большой юридический словарь» считает обязательным мандат Совета Безопасности ООН 6.

Виды оккупации

Исходя из изложенного, можно заключить, что оккупация во всех случаях производится с помощью военной силы и имеет несколько видов:

  • оккупация в состоянии войны, военная, неприятельская оккупация
  • послевоенная оккупация во исполнение условий мирных соглашений
  • мирная (не связанная с войной) оккупация (англ. non-belligerent 9), оккупация в условиях мирного времени

Оккупация в состоянии войны

Режим и правовые нормы военной оккупации определены специальными международными соглашениями, принятыми на IV Гаагской конференции 1907 года, а также Женевскими конвенциями 1949 года и протоколами к ним от 1977 года. Согласно этим международным документам военная оккупация является временным занятием вооруженными силами одного государства территории другого государства с принятием на себя важнейших функций управления. Такая территория считается оккупированной, если фактическая власть на ней перешла в руки вражеской армии. Оккупирующее государство обязано уважать права человека, исключать депортации и массовые экзекуции населения. Оккупационная армия имеет право изымать деньги, казну и другие госактивы, но частная собственность, а также имущество общин, религиозных, художественных, образовательных, научных и благотворительных учреждений должна быть неприкосновенна. Вооруженное сопротивление при всём этом не является определяющим статус фактором. Женевские конвенции 1949 года (ст. 2) гласят: «Конвенция будет применяться также во всех случаях оккупации всей или части территории Высокой Договаривающейся Стороны, даже если эта оккупация не встретит никакого вооруженного сопротивления». Примером оккупации в состоянии войны (которая во многом и вызвала необходимость совершенствования международных конвенций) можно считать немецко-фашистскую оккупацию территории СССР и остальной Европы в 1939-1945 годах.

Почтовая марка для бывшего Германского Того под англо-французской оккупацией, 1916 год

Послевоенная оккупация

Режим и правовые нормы послевоенной оккупации устанавливаются, как правило, специальными международными соглашениями заинтересованных государств конкретно для данной страны\территории в целях выполнения условий мирного договора — например, в случае наложения контрибуций. Примером подобных оккупаций является принятая на Ялтинской и Потсдамской конференциях великих держав система послевоенных оккупационных зон в Германии и Австрии в 1945-1949 годах. Кроме того ЭСБЕ отмечает, что вне военного времени оккупация может происходить с целью угрозы или репрессалия, чтобы принудить другое государство к требуемому действию. Примеры подобных репрессалий — франко-бельгийская оккупация Рурского региона, где добывалось 72 % угля и производилось более 50 % чугуна и стали Германии, в 1923-1925 годах в ответ на невыполнение последней своих репарационных обязательств, или оккупация Ирака вооружёнными силами США в ходе операции «Иракская свобода» в 2003 году.

Оккупация в мирное время

Режим и правовые нормы невраждебной (англ. non-belligerent) оккупации в условиях мирного времени, как и в случае с послевоенной, устанавливаются особыми межгосударственными соглашениями. Однако до сих пор не существует общепринятого взгляда на то, достаточно ли для зачисления в эту категорию двусторонних договоров между властями государства-оккупанта и оккупируемого государства либо обязательным условием является верификация и признание подобных соглашений или прямой мандат от международного сообщества, его наднациональных структур (Лиги Наций, ООН).

Ярким случаем является отношение к советской оккупации Прибалтики 1940 года. Она происходила с санкций и на основе решений легитимных высших законодательных органов прибалтийских стран, имевших выраженную поддержку большой части их граждан. Противники же такого взгляда на вещи указывают на незрелость властей, неразвитость гражданского общества, нарушения демократических норм и наличие предварительных закулисных соглашений о разделе Восточной Европы. В результате международное сообщество так и не выработало однозначного отношения к этому акту. К невраждебным (англ. non-belligerent) оккупациям обычно относят 9 и многочисленные миротворческие миссии войск ООН, НАТО, ОДКБ и иных организаций, если на такие миссии существует мандат ООН — соответствующие официальные решения её Генеральной Ассамблеи и\или Совета Безопасности.

Немаловажен и вопрос о допустимой степени вмешательства (или невмешательства) оккупационных сил в процесс отправления политической власти на территории. Если в ходе послевоенной оккупации территорий бывшего Третьего Рейха были образованы и эффективно действовали административные органы стран-союзниц, то существует, например, и ряд случаев, когда полнота власти оставалась в ведении прежних режимов, а вводу войск предшествовало его надлежащее оформление по двусторонним соглашениям — это оккупация войсками США территории Исландии в 1941-1945 годах или оккупация войсками СССР территории Монголии с 1920-х годов по 1990 с целью сохранения легитимных режимов этих стран от возможной внешней агрессии (со стороны Германии или Китая, соответственно). Однозначная квалификация этих случаев также может быть предметом дискуссий.

Почтовая марка британской оккупационной почты Батума, 1919 год

Оккупация как пропагандистское клише

Поскольку оккупация практически всегда предполагает качественное превосходство в силе, влиянии, возможностях оккупирующего государства над оккупируемым, даже полностью добровольное невынужденное согласие законной власти последнего на ввод военного контингента извне (либо официальная просьба о таковом) обычно вызывают неоднозначную реакцию в остальном мире. Вольно или невольно, но держава демонстрирует с помощью оккупаций свою мощь и усиливается ещё больше. В связи с этим возникают сомнения в самостоятельности и легитимности оккупируемого режима: а не является ли он марионеточным? С другой стороны несомненно, что принятие любых не противоречащих международному праву решений — в том числе и решения о сознательном ограничении своего суверенитета в пользу внешней силы — находится в рамках полномочий законной власти, немотивированное противодействие которой, в свою очередь, находится вне международных правовых норм. Само по себе международное право как наднациональная концепция есть система добровольного самоограничения суверенитетов государств, признающих таковую. В её рамках государства заключают союзы, входят в международные структуры (в том числе военно-политические и экономические блоки) — то есть де-факто ограничивают свой суверенитет.

Как следствие проявления подобной двойственности и затруднительности использования различными странами и группами стран официальных правовых рычагов для противодействия нежелательным статусным изменениям в мире в случаях оккупаций соперничество заинтересованных стран во многом перемещается в область пропаганды. Генерация и популяризация пропагандистских клише, организация должным образом общественного мнения стала действенным оружием в борьбе за гегемонию, обесценивая или, наоборот, умножая действия одних сил и издержки конкурирующих. В этом смысле оккупация является удобным поводом для обвинений в замаскированной агрессии с целью перераспределения ресурсов и силового насаждения угодного державе-агрессору мирового порядка. Поэтому ныне во многих случаях применение войск вне своей территории обставляется как результат солидарного решения многих стран-участниц, несмотря на то, что подавляющее большинство последних участвует в подобных миссиях сугубо символически и не всегда в полном смысле добровольно.

Стоит отметить также, что ни в одном определении оккупации в авторитетных источниках не содержится ясного отличия её статуса от размещения зарубежной сети военных баз по межгосударственным договорам — что даёт дополнительный повод для применения двойных стандартов. Фактически наличие или отсутствие факта оккупации ныне определяется отдельно в каждом конкретном случае — и во многом является результатом противоборства СМИ, риторики госструктур по связям с общественностью, а не юридическим консенсусом. Сами пропагандистские клишеоккупация, оккупант, сателлит, лимитроф и др. — приобрели выраженную отрицательную эмоциональную окраску, что ещё более затрудняет корректный анализ. В результате происходит постепенное замещение терминов даже и в тех случаях, когда они

с международно-правовой точки зрения безупречны, во многом это вынужденный перенос акцентов из-за опасений шельмования. Примеры:

Происходит и эрозия отношения к некоторым оккупациям прошлого, как правило путём линейной экстраполяции и апеллирования к нынешним более жёстким нормам международного права, особенно в области соблюдения гражданских свобод. Виктор Гущин в статье «Почему США вдруг признали факт оккупации стран Балтии?» в связи с этим отмечает:

Левая кавычка Международное право, если уйти от юридической дефиниции, – это определённые, принятые международным сообществом, договорённости, которые отражают существующий в мире баланс политических сил. Когда этот баланс меняется и на политической арене мира появляются новые игроки, предпринимается попытка сформулировать новые договорённости...

Впервые о нелегитимности ялтинских соглашений президент США Джордж Буш заявил на праздновании приглашения Литвы в НАТО 23 ноября 2002 года: «Мы знали, что произвольные границы, начертанные диктаторами, будут стёрты, и эти границы исчезли. Больше не будет Мюнхена, больше не будет Ялты»... Однако вплоть до визита президента США Джорджа Буша в мае 2005 года в Ригу речь никогда не шла об оккупации стран Балтии, говорилось лишь об инкорпорации. В мае 2005 года всё изменилось. Слова Джорджа Буша об оккупации стран Балтии послужили своего рода сигналом и для самих США, и для Европы.

Правая кавычка

Примеры оккупаций XX века

Оккупация в филателии и бонистике

Во многих случаях (но не всегда) после ввода войск на оккупированную территорию и установления на ней особого режима управления организуются соответствующие управленческие структуры. От их имени и под их эгидой для нужд населения выпускаются деньги и почтовые марки — вначале по временным образцам (см. провизорий) и с использованием запасов, оставшихся от прежних властей, либо собственных. Как правило до печати и ввода в обращение новых банкнот и марок факт оккупации отмечается на старых путём надпечаток. Зачастую последние включают в себя не только изменившееся название территории, но и новые номиналы из-за изменения тарифов на почтовые (и связанные с ними) услуги, а также изменения названия самой валюты, если таковое происходит. Коллекционирование оккупационных почтовых марок и банкнот является одной из самых интересных областей тематической филателии и бонистики.

Основной целью подобных эмиссий является возможно более оперативное отграничение зоны экономической ответственности оккупационных властей за оборотом денежной массы на территории, — особенно в случаях (таковых большинство), когда оккупируется не всё государство, а лишь его часть, с сохранением старой системы в остальной стране. Среди целей выпусков оккупационных купюр и почтовых марок, разумеется, присутствуют и пропагандистские мотивы — поскольку, как правило, новый статус территории признаётся лишь постепенно и новым властям следует в возможно более короткие сроки наглядно показать населению и внешнему миру эффективность своей деятельности. В то же время разумная осторожность и особый политический статус оккупированной территории как правило не позволяют вводить на ней непосредственно валюту и почтовые марки страны-оккупанта — по крайней мере на первых порах. Так или иначе, было бы неверным считать, что пропаганда находится среди первоочередных мотивов оккупационных эмиссий, хотя такой мотив явно или неявно и может присутствовать.

Надпечатка «Гавайи» на долларе США на случай оккупации островов Японией, реверс, 1942 год

Обычно государства, подвергшиеся частичной оккупации, до последнего стараются не изымать оккупированные территории из общего экономико-политического механизма страны — поэтому порой склонны печатать дензнаки и почтовые марки даже и в тех случаях, когда территории полностью вышли из-под их фактического контроля и перспективы их возращения в прежний статус-кво минимальны.

Уникальными являются обратные случаи — упреждающих надпечаток официальными властями своих стандартных денежных купюр и\или ввода особых валют из-за ожидаемой неприятельсткой оккупации либо внутренней нестабильности. В частности, таковые происходили на долларах США на Гавайских островах с конца декабря 1941 по 1943 год (ввиду возможной оккупации последних Японией). Также с 1920-х годов по 1940-е в Иране выпускались как надпечатанные, так и оригинальные по рисунку деньги для Иранского Азербайджана, в котором были сильны сепаратистские настроения и который дважды за этот период был частично оккупирован РСФСР/СССР (в начале 1920-х и в 19411946 годах).

См. также


Ошибка цитирования Для существующего тега <ref> не найдено соответствующего тега <references/>

Личные инструменты
Google AdSense